О программе

Основные языки нашего издательского проекта — русский, латышский и английский. Это значит, что мы предполагаем выпускать книги, использующие один из них или как язык оригинала, или как язык перевода.

Мы работаем, главным образом, с современной поэзией и неформатной, уклоняющейся от мэйнстримного нарратива, короткой прозой. Это компактные издания без внешних излишеств, выходящие ограниченным тиражом и распространяемые, прежде всего, в странах Балтии, в России, в Украине, в других постсоветских государствах.

Наша русская серия, наследуя начатому в 2005 году книжному проекту журнала «Воздух», представляет современную русскую словесность во всём многообразии живых художественных языков, как многополярное пространство, пронизанное взаимообогащающими перекличками.

Наши переводные издания поневоле представляют оригинальную поэзию иноязычному читателю фрагментарно, вне исходного контекста, — поэтому ориентированы в первую очередь на тексты, способные удержать в переводе отчётливое послание своей национальной культуры, помноженное на мощную авторскую индивидуальность.


Мне не очень

Олег Пащенко

2018

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 56 c. – (Поэзия без границ)

Обложка: Олег Пащенко.

ISBN 978-9934-8708-6-6

Об авторе

Олег Пащенко родился в 1971 году в Москве. Окончил факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ. Работал в области дизайна, в 2002–2010 гг. арт-директор Студии Артемия Лебедева, лауреат ряда премий, в том числе Бронзового Льва Международного фестиваля рекламы «Каннские львы» (2001). Преподаёт в Школе дизайна Высшей школы экономики. Автор дизайна ряда литературных проектов, в том числе книжной серии «Поэзия без границ». Опубликовал книги стихов «Узелковое письмо» (2002) и «Искусство ухода за мертвецами» (2009, с Я. Вишневской).


Ветер по частям

Андрей Черкасов

2018

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 76 c. – (Поэзия без границ)

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Андрей Черкасов (фото).

ISBN 978-9934-8708-2-8

Об авторе

Андрей Черкасов родился в 1987 году в Челябинске, с 2007 года живёт в Москве, окончил Литературный институт. Опубликовал две книги стихов (2012 и 2014, вторая вошла в короткий список Премии Андрея Белого) и два сборника концептуальных текстов (2015, 2018), автор ряда арт-проектов на стыке визуального и вербального. Один из таких проектов, пионерская для России работа с поэтическими блэкаутами, лёг в основу этой книги.

В книге А. Черкасова предположительность сопутствует любому обобщению. Всякая интерпретационная схема разрушает «атомарность» художественного жеста. Блэкауты учат читать, ясно сознавая границы достоверной интерпретации. Вслед за условным субъектом читатель помещен внутрь перформативной речи, посвященной лишь удостоверению и сомнению: «я сплю / я просыпаюсь», «я прямо говорю / сейчас зима / зима». Двуединство высказывания и его отмены составляет здесь самую суть приема.

Александр Житенёв («Цирк "Олимп"+TV», № 29 (62), 6.11.2018)


Бледные господа с чашечкой кофе в руках

Герта Мюллер

2018

Перевод с немецкого на русский Бориса Шапиро. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 216 с. – (Поэзия без границ). – На немецком и русском языках.

Обложка: Олег Пащенко (дизайн серии), Глеб Симонов (дизайн книги), Сэмюэл Кравитт (фото).

ISBN 978-9934-8708-5-9

Об авторе

Герта Мюллер (Herta Müller) родилась в 1953 году в Румынии, окончила университет в Тимишоаре. В 1987 г. эмигрировала в Германию, была приглашённым профессором в университетах Касселя, Тюбингена и Берлина. Начиная с 1982 года опубликовала 20 книг прозы, 2 сборника эссе и 6 книг стихов (пять на немецком языке и одну на румынском). Лауреат более чем 35 литературных премий, в том числе Нобелевской (2009).

Борис Шапиро родился в 1944 году, окончил физический факультет Московского университета. С 1975 г. живёт в Германии, работал в научных учреждениях Регенсбурга и Ройтлингена, с 1995 г. в Берлине. Опубликовал пять книг стихов на русском языке и две на немецком, выступал как переводчик поэзии Фридриха Гёльдерлина, Пауля Целана и др.

Как и романы Мюллер, это тексты с изысканными метафорами, тонкими созвучиями и ритмическими колебаниями, изящными парадоксами. Как и романы, они в основном рассказывают о маленьких катастрофах внутри больших катастроф: о том, как общество убивает, рассекает человека — кромсает его на куски. Как и с романами, тут возникает вопрос: как человек способен выразить этот чудовищный опыт в текстах настолько красивых?

Игорь Гулин («Коммерсантъ–Weekend», №34 от 05.10.2018, стр. 34.)

Книга «Бледные господа с чашечкой кофе в руках» (2005) в переводе Бориса Шапиро открывает нам ироничную Герту Мюллер: девочка из плодово-ягодного сада родителей выросла и теперь наблюдает за видовым разнообразием мужского мира. Много бытовых деталей и реалий, штрихи резче, выражения жестче, кругозор шире: политическое больше не маскируется за недоуменными метафорами, о нем говорится прямо, чаще с сарказмом.

Вера Котелевская («Волга», № 11-12 (2018))

Если подыскивать этим стихам отдаленные русские аналоги, первым делом на ум приходит поэзия обэриутской линии... Но стихи-коллажи Мюллер сообщают нам все же о другом опыте — узнаваемом, но будто бы полускрытом за экраном чужого языка. Хорошо, что это ощущение «полускрытости» удалось передать в переводах.

Лев Оборин («Горький», 22.11.2018.)


Как даме жить в пучке волос

Герта Мюллер

2018

Перевод с немецкого на русский Алёши Прокопьева. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 216 с. – (Поэзия без границ). – На немецком и русском языках.

Обложка: Олег Пащенко (дизайн серии), Глеб Симонов (дизайн книги), Ричард Олборн (фото).

ISBN 978-9934-8708-4-2

Об авторе

Герта Мюллер (Herta Müller) родилась в 1953 году в Румынии, окончила университет в Тимишоаре. В 1987 г. эмигрировала в Германию, была приглашённым профессором в университетах Касселя, Тюбингена и Берлина. Начиная с 1982 года опубликовала 20 книг прозы, 2 сборника эссе и 6 книг стихов (пять на немецком языке и одну на румынском). Лауреат более чем 35 литературных премий, в том числе Нобелевской (2009).

Алёша Прокопьев родился в 1957 году в Чебоксарах, окончил отделение истории искусств Московского университета. Долгое время работал сторожем, затем преподавал поэтический перевод в Литературном институте. Опубликовал три книги стихов и множество переводов, в том числе отдельные издания стихотворений Р. М. Рильке, Георга Тракля, Андреаса Грифиуса и Пауля Целана. В 2010 году удостоне Премии Андрея Белого в номинации «перевод».

Как и романы Мюллер, это тексты с изысканными метафорами, тонкими созвучиями и ритмическими колебаниями, изящными парадоксами. Как и романы, они в основном рассказывают о маленьких катастрофах внутри больших катастроф: о том, как общество убивает, рассекает человека — кромсает его на куски. Как и с романами, тут возникает вопрос: как человек способен выразить этот чудовищный опыт в текстах настолько красивых?

Игорь Гулин («Коммерсантъ–Weekend», №34 от 05.10.2018, стр. 34.)

Книга «Как даме жить в пучке волос» подыгрывает жанру детской считалочки, складно ритмизируя и рифмуя воспоминания детства с напускной прохладцей взрослой героини, которой будто бы всё по плечу – любая боль, любая мерзость и – по соседству с ней – до животного беспорочная радость. Здесь хороша игра масштабами: сердцебиенье улитки и товарные составы, папины усы и «плащ истории» метонимически, по законам сна и всеядного детского воображения, подогнаны друг к другу.

Вера Котелевская («Волга», № 11-12 (2018))

Если подыскивать этим стихам отдаленные русские аналоги, первым делом на ум приходит поэзия обэриутской линии... Но стихи-коллажи Мюллер сообщают нам все же о другом опыте — узнаваемом, но будто бы полускрытом за экраном чужого языка. Хорошо, что это ощущение «полускрытости» удалось передать в переводах.

Лев Оборин («Горький», 22.11.2018.)


Kosmiskais prospekts (Космический проспект)

Gaļina Rimbu (Галина Рымбу)

2018

Перевод с русского на латышский Эйнара Пелша, Арвиса Вигулса, Дайниса Дейгелиса. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 96 с. – (Поэзия без границ). – На русском и латышском языках.

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Андрей Черкасов (фотомонтаж).

ISBN 978-9934-8708-3-5

Об авторе

Галина Рымбу родилась в 1990 году в Омске, окончила Литературный институт в Москве, живёт в Санкт-Петербурге. В 2010 году получила главную премию нижегородского фестиваля «Молодой литератор» в поэтической номинации. В 2014 году издана первая книга стихов «Передвижное пространство переворота», сборник стихопрозы «Время земли» вышел в 2018 году в Украине; книга стихов Рымбу «Белый хлеб» (White Bread) издана по-английски в Нью-Йорке. Принимала участие во многих поэтических фестивалях, координатор Российской недели молодой поэзии (2013) и премии Аркадия Драгомощенко для молодых поэтов (с 2014 г.). В 2017 году стала лауреатом первого трёхъязычного фестиваля «Поэзия без границ» в Риге.

Параллельно будто бы наивной фиксации положения вещей задаются провокативные вопросы, разворачиваются диалоги — говорящего с самим собой, но и с читателями, слушателями, даже с теми, кто никогда со стихами Рымбу не столкнётся. Даже в самых простых приёмах это поэзия образованного и знающего человека, который не только рефлексирует по поводу конкретного опыта в локальном контексте, но и отдаёт себе отчёт в проблемных явлениях (скажем, в отношениях между тоталитарным режимом и остальным миром).

Анна Аузиня (“Punktum”, 21.08.2018)


Четыре года времени

Мария Галина

2018

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 56 с. – (Поэзия без границ)

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Мария Галина (фото), сёстры Фельдман (стрит-арт).

ISBN 978-9934-8708-1-1

Об авторе

Мария Галина родилась в 1958 году в Калинине (Твери), жила в Киеве и Одессе, с 1995 года в Москве. Дебютировала в печати в 1990 году. Автор 6 книг стихов, 15 книг прозы, нескольких книг non-fiction, многочисленных критических статей, переводов поэзии и фантастической прозы с английского и украинского. Лауреат поэтических премий «Anthologia» и «Московский счёт» (2006), премий в области фантастической литературы «Бронзовая улитка», «Портал» и др.

Апокалиптические интонации характерны для творчества Галиной и в целом созвучны настроению эпохи. За ними, однако, нечто более стойкое: “разум и красота”, долг удерживать небо, которое “обрушить мне Кант не велит”, желание покупать туфли-лодочки, пусть на размер меньше, все эти ежедневные дела, в которых люди и народы спасаются в город вечный.

Татьяна Бонч-Осмоловская («Новый мир», 2018, № 6)

В этом и заключается сугубо галинская ирония, ее «парабола»: вернуть непосредственную, даже бытовую точку зрения через скачок в запредельное. В сущности, тут взгляд не «иной», а наивный, но наивный в значении «не осложненный условностью знания». Поэтому он и сближается местами с детскими стихами, со стилизацией фольклора. Можно также толковать это наивное как противоположность сентиментальному, то есть, по Шиллеру, субъективизированному.

Александр Мурашов (Colta, 16.07.2018)


Человек без книги

Дэвид Шапиро

2017

Перевод с английского на русский Гали-Даны Зингер. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2017. – 64 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Гали-Дана Зингер (фото).

ISBN 978-9934-8568-9-1

Об авторе

Дэвид Шапиро родился в 1947 году в Ньюарке, живёт в Нью-Йорке. Автор 11 книг стихов, монографий о Джоне Эшбери, Джаспере Джонсе, Пите Мондриане, поэтических переводов с испанского. Лауреат премии Gotham Book Mart за авангардную поэзию и др.

Гали-Дана Зингер, поэт и переводчик, родилась в 1962 году в Ленинграде и с 1988 года живёт в Израиле. Её поэзия на иврите вышла тремя книгами и была удостоена премии премьер-министра Израиля в 2004 году, её переводы русской поэзии на иврит включают произведения Александра Введенского, Иосифа Бродского, Дмитрия А. Пригова и других авторов. По-русски Зингер опубликовала семь поэтических сборников, она также перевела на русский язык ряд произведений современных американских и израильских поэтов. С начала 1990-х гг. она выступала как соредактор нескольких русскоязычных литературных журналов (вместе со своим мужем прозаиком Некодом Зингером).

Поэт мыслит парадоксальными сочетаниями предметов, красок и форм, прихотливой персональной геометрией и стереометрией. При этом он антропоцентричен и дерзко-демиургичен в духе авангардных искусств первых десятилетий прошлого века. Его речь многому научилась у живописи, которой автор занимается как исследователь.

Ольга Балла («Воздух», 2018, № 36.)


Улыбка Вегенера

Ян Каплинский

2017

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2017. – 72 c. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Ян Каплинский (фото).

ISBN 978-9934-8708-0-4

Об авторе

Ян Каплинский родился в 1941 году в Тарту. С 1965 г. выпустил на эстонском языке 17 книг стихов, 9 книг прозы, 7 книг публицистики, 7 детских книг, многочисленные переводы, а также книгу русских стихов «Белые бабочки ночи» (2014, «Русская премия»). Лауреат Европейской премии по литературе (2016) и многих других наград.

Если в перевод вошло время, перевод уже помогает самому переводчику еще раз сбыться как поэту.

Александр Марков (Блоги «Нового мира», 6.10.2017)

Тексты Каплинского написаны человеком, которому будто бы незачем принимать читателя в расчет. Он не боится высокопарности, банальности, потому что говорит то, что в определенных координатах может быть названо "правдой": вот почти ушедшая жизнь, вот пейзаж, на фоне которого она уходит, вот человеческая история, которая напоминает о себе в мимолетных очертаниях облаков, вот смерть, которую можно встретить легкой, не слишком саркастичной, но и не подобострастной улыбкой.

Игорь Гулин («Коммерсантъ Weekend», №39 (17.11.2017))

Гений точнее большинства современников чувствует, что сейчас самое важное, и не боится это выразить в слове. Читая его, не устаешь изумляться, и хочется, чтобы не им, а именно тобой были написаны его стихи, — самый альтруистический вид литературной зависти. Вот это я и испытывал, оказавшись один на один с «Улыбкой Вегенера».

Игорь Вишневецкий (Colta, 27.12.2017)

Мелкие вещи – большие вещи. За спиной целый мир, и что с ним будет после, автора тоже беспокоит. Он строил то, что казалось важным, но малая случайность может разрушить хрупкое здание, и остановить это разрушение будет некому. Пока же окружающее так же болезненно прекрасно, от него не отвести глаз. Каждое на вид незначительное изменение или переживание может оказаться главным.

Лариса Йоонас («Новые облака», 2018, № 1-2)

С ровными, без повышения голоса, несколько монотонными интонациями, языком до осязаемости конкретных вещей здесь говорится о границах человеческого существования, вообще — о его ограниченности, конечности. О соприкосновении человека и (равнодушного к нему) нечеловеческого. Об истончении — со временем и с возрастом — стен, разделяющих человеческое и внечеловеческое вплоть, наконец, до полного и непредставимого их слияния. Здесь буквально в каждом стихотворении повторяющийся едва ли не ритуально — жест заглядывания за свои пределы, за человеческие пределы вообще.

Ольга Балла («Дружба народов», 2018, № 3.)


Воздушная тревога

Полина Барскова

2017

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2017. – 64 c. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Остап Кинь (фото).

ISBN 978-9934-8568-8-4

Об авторе

Полина Барскова родилась в 1976 году в Ленинграде, с 1999 г. живёт в США, в настоящее время в городе Амхерст. Автор 9 книг стихов, книги прозы «Живые картины», удостоенной Премии Андрея Белого (2015), а также поэтических переводов с английского и украинского языков. Лауреат Первого Всесоюзного конкурса молодых поэтов (1991), конкурса сетевой литературы «Тенёта» (1998), премии «Москва—транзит» (2005).

Новая книга Полины Барсковой — об уже свершившемся, о жизни страсти в мире исполнившихся желаний, крепких, как смерть. «Воздушная тревога» — уже не аллегория, но, скорее, гимн катастрофического обожения: жанр, к которому принадлежат «Стихи о неизвестном солдате» Мандельштама.

Александр Марков (Colta, 2 мая 2017.)

«Воздушная тревога» продолжает тематическую линию, заявленную в нескольких предыдущих поэтических сборниках Барсковой. Это тема истории, олицетворением которой является промежуток между двумя мировыми войнами, становящийся у Барсковой не просто временем, изменившим облик Европы, но моделью человеческого бытия вообще.

Денис Ларионов («Ведомости», № 4413 от 22.09.2017.)

Находясь в ситуации посттрагической культуры, Барскова бросает всё мировое зло в лицо кому-то, возможно — самой литературе, она сосредоточена на страдании и травме, но она не может высказать травму — поскольку в посттрагической культуре утрачена уникальность трагического героя.

Александр Мурашов («Новый мир», 2018, № 1.)

Жалкое слово» и «жестокость, прелесть» создают уникальную оптику, в которой событийный ряд видится в наплыве состоявшегося и не сбывшегося, в единстве предметного и гротескного, в постоянном смещении стилевого регистра. Поэтическая речь стремится к «элементарности», к простоте синтаксического параллелизма, к выявлению смысловых развилок. Аутентичность без целостности — главный результат опытов такого рода.

Александр Житенёв («Воздух», 2017, № 2-3.)

Оптика Барсковой, отказывающаяся видеть водораздел между настоящим и ушедшим, может напрямую сопоставлять себя с умершими (жителями истории) или рассказывать о них голосом соучастника, но в обоих случаях история оказывается не только стихией и окружением речи, и даже не причиной/поводом, но действующим лицом.

Илья Данишевский («Воздух», 2017, № 2-3.)


Стихи из книги и другие стихи

Станислав Львовский

2017

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2017. – 192 c. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Nadja Sveir (фото).

ISBN 978-9934-8568-7-7

Об авторе

Станислав Львовский родился в 1972 году в Москве, в настоящее время работает над диссертацией по истории в Оксфордском университете. Автор 4 книг стихов, 3 книг прозы, романа (в соавторстве с Л. Горалик), переводов современной поэзии (в т. ч. Ч. Буковски и Л. Коэна), статей и эссе о литературе. Малая премия «Московский счёт» (2003), премия имени Евгения Туренко за влияние на новое поэтическое поколение (2016).

Изменения в поэзии Львовского легче всего описать как метаморфозу зрения — от близорукости к дальнозоркости: от непредставимости мира вне опыта конкретной жизни к большой истории в самом широком ее понимании. Истории даже не страны, народа, общества, а всего времени целиком — грандиозной тектонической катастрофы, участники которой даже необязательно люди, а, например, зайцы, единороги, другие животные. Или же просто анонимные голоса, пытающиеся отхватить себе хоть обрывок языка — выбормотать, вымычать скорее, чем высказать свое присутствие в тысячелетнем катаклизме.

Игорь Гулин («Коммерсантъ Weekend», №13 от 21.04.2017, стр. 47.)

Многоголосие — не просто попытка с разных сторон охватить происходящее, которому в одно-единственное понимание не вместиться, — хотя, конечно, и это тоже. Оно, в ситуации, когда более уместными, чем речь, кажутся «фигуры умолчания и растерянности», — усилие освоить новые пределы слова, пересмотреть его прежние возможности и невозможности.

Ольга Балла (Радио «Свобода», 13.09.2017.)

В этих стихах содержится столько, что, прочитав Львовского, можно уже и не открывать большую часть современных поэтов. По крайней мере их можно порекомендовать тому, кто хотел бы понять, что такое современная русская поэзия.

Анна Голубкова («Новый мир», 2018, № 2.)

Книга Станислава Львовского, объединившая несколько циклов и больших композиций, исследует катарсис как проблему. Что бывает, когда мы возвращаемся к знакомому, или видим привычное, или получаем ожидаемое, — поэтическая книга показывает, что автоматические реакции ошибочны, даже если похожи на катарсис, на вздох облегчения; но и остранение — только одна из функций поэтической речи.

Александр Марков («Воздух», 2017, № 2-3.)

Письмо после Львовского как бы должно отталкиваться от признания, что оно не просто наследует, но скорее обживает то, что было обжито Львовским-поэтом (теперь уже таким же бескомпромиссным, как Львовский-человек и/или публицист).

Илья Данишевский («Воздух», 2017, № 2-3.)


Смерть смотреть

Игорь Булатовский

2016

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 96 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн).

ISBN 978-9934-8568-6-0

Об авторе

Игорь Булатовский родился в 1971 году в Ленинграде, окончил исторический факультет одного из местных университетов и живёт в Санкт-Петербурге поныне, работая в Издательстве Ивана Лимбаха. Он завоевал профессиональное признание как переводчик работой со стихами Поля Верлена и с произведениями межвоенных авторов, писавших на идише. Собственная поэзия Булатовского была отмечена премией Губерта Бурды для молодых поэтов Восточной Европы (2005). Настоящая книга — восьмой сборник стихов Булатовского с 1995 года.

Речь оказывается не только утешительницей, спасительницей, но и предательницей, поскольку, обозначая, означая смерть, она как бы привносит её в бессловесную природу.

Мария Галина («Новый мир», 2017, № 3)

Может быть, именно знание о том, что связь с источником света возможна, позволяет Булатовскому и в этой полной тяжёлых смыслов книге создавать легчайшие, запоминающиеся с лёту стихотворения, которые хочется цитировать на главном месте.

Лев Оборин («Воздух», 2017, № 1)

Этот воинственный мальчик замахивается на многие предельные вещи и требует от читателя сосредоточиться и ответить, как на последнем суде. В этой части спектра Булатовский безжалостный пантократор, хранитель и вершитель времени. С другой стороны, он и забавный шаман-шарлатан, чья воля милосердна и сомнительна, чьи чары крепки, но произвольны и конечны.

Пётр Разумов («Воздух», 2017, № 1)


Всё зависит только от нас

Сергей Жадан

2016

Перевод с украинского на русский Полины Барсковой, Игоря Белова, Станислава Бельского, Марии Галиной, Дмитрия Кузьмина, Игоря Сида, Бориса Херсонского, Алексея Цветкова, Андрея Щетникова. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 128 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн и фото).

ISBN 978-9934-8568-4-6

Об авторе

Сергей Жадан (Сергій Жадан) родился в 1974 году в Старобельске Луганской области, окончил Харьковский университет, защитил диссертацию, посвящённую творчеству классика украинской авангардной поэзии Михайля Семенко. Опубликовал на украинском языке около 30 книг стихов и прозы, а также переводы из Пауля Целана, Чеслава Милоша, Чарльза Буковски, современных немецких и русских поэтов. Выпустил также несколько альбомов со своими стихами, исполняемыми в сопровождении рок-группы. Лауреат ряда национальных и международных премий, включая центральноевропейскую литературную премию «Angelus» (2015).

Ранние стихи Жадана — очень американские по интонации верлибры. Постсоветская Украина сама разыгрывается как своего рода новая Америка — романтическая страна страстей и возможностей с гангстерами, сектантами, наркотиками и огромным простором, по которому поэт странствует неприкаянным битником, выслушивающим истории случайных встречных. Однако постепенно эта расслабленная позиция сменяется в стихах Жадана громким ритмом солидарности, сочинением почти что маршей, собиранием рассеянных голосов в тело народа и говорением от лица этого тела.

Игорь Гулин (Коммерсантъ Weekend, 2016, №30 (9 сентября))

Эта поэзия, переполненная едва ли не всей состоявшейся до неё историей, обломками её горького опыта, — всё-таки поэзия нового, после многих крушений, начала мира. Это упрямая, сильная поэзия молодого народа, у которого всё ещё впереди.

Ольга Балла (Colta, 1 ноября 2016.)

Его революционному гуманизму свойственна известная жестокость <...>, но этот же гуманизм способен дарить надежду, маня утопическим горизонтом всех тех, кто готов его разделить. Именно утопический горизонт и делает поэзию Жадана столь привлекательной, объединительной для постсоветского пространства.

Кирилл Корчагин («Воздух», 2016, № 3-4)

Жадан, несомненно, награждён, скорее, эпическим дарованием, он преобразовывает совсем не романтичную действительность в новую мифологию, в новый эпос, в описание приключений и похождений новых героев. Причём это именно такой эпос, который только и возможен в наше время, – чуть ироничный, чуть отстранённый. Это именно такие герои, которые только и бывают в наше время, – безымянные, лишённые личностных признаков, действующие массой, толпой, в самом крайнем случае маленькими гомогенными группами.

П. И. Филимонов («Новые облака» (Эстония), 2017, № 1-2)

Жадан пишет о нашей жизни, попирающей нашу смерть. Как учатся ходить после аппарата Илизарова — учиться говорить, освобождаясь, вынимая из речи металлические спицы, через боль, отчаяние, ложную безнадёжность, нелепое косноязычие и равный трусости стыд.

Анна Грувер («Новый мир», 2017, № 5)


Взмах и взмах

Гали-Дана Зингер

2016

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 56 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Гали-Дана Зингер (фото).

ISBN 978-9934-8568-5-3

Об авторе

Гали-Дана Зингер, поэт и переводчик, родилась в 1962 году в Ленинграде и с 1988 года живёт в Израиле. Её поэзия на иврите вышла тремя книгами и была удостоена премии премьер-министра Израиля в 2004 году, её переводы русской поэзии на иврит включают произведения Александра Введенского, Иосифа Бродского, Дмитрия А. Пригова и других авторов. Зингер также перевела на русский язык ряд произведений современных американских и израильских поэтов. С начала 1990-х гг. она выступала как соредактор нескольких русскоязычных литературных журналов (вместе со своим мужем прозаиком Некодом Зингером). Настоящая книга — седьмой сборник стихов Зингер на русском языке.

Читатель сталкивается с речью, словно бы наслаждающейся собственной гибкостью и глубиной и потому уже почти совсем непрозрачной — не сложной или зашифровываемой, а принципиально неразгадываемой. Эта неразгадываемость — пожалуй, определяющие свойство стихов Зингер, доверяющей языку, может быть, больше любого другого из современных поэтов.

Кирилл Корчагин («Воздух», 2016, № 3-4)

Современный читатель, как бы он ни был интеллектуально пассивен, — уже искушён, его поле познания уже содержит в себе различные культурные отсылки, хотя бы на языковом уровне. Этот наш и ничей язык, сознательно или нет, хочет освобождаться, разрушаясь. Зингер очень внимательно и аккуратно работает с этим полем обломков, выборочно проявляя не сами эти оборванные речевые сущности, а их склонность обрываться и (не)случайно склеиваться.

Екатерина Захаркив («Воздух», 2016, № 3-4)

Поэзия книги — поэзия не обмена впечатлениями, а обмена экзистенциальными состояниями: весят ли впечатления от слов столько же, сколько впечатления от воспоминаний, или бедствия природы — столько же, сколько бедствия человеческого существования. Чтобы это было не сравнением, не взвешиванием, а обменом, и нужен срывающийся язык, сливающиеся слова, как движение пули при выстреле сливается в одну полосу.

Александр Марков («Воздух», 2016, № 3-4)

Хищная и сочная, вещная и точная, одновременно природная и перенасыщенная культурной памятью, эта речь разрослась до размеров целого мира, лепит мир из самой себя, и он получается завораживающе убедительным.

Ольга Балла («Еврейская панорама», № 31 (53), январь 2017.)

...немецкая готическая баллада, английская романтическая баллада, но в условиях пост-ядерного исторического времени, в напряжённом ожидании катастрофы... Оговорки, захлёбывающаяся речь. Почти глоссолалия — в том же предположении, что исторический момент не предполагает будущего и надо успеть высказать всё здесь и сейчас в как можно более уплотнённом, заархивированном виде.

Мария Галина («Новый мир», 2017, № 3)

Сегодня жизнь — это кажущееся парадоксальным, но таковым не являющееся, единство системности и самоорганизации, структурности и непредсказуемости, другими словами, очевидной сложности и неочевидной синергии, способной таковую сложность преобразовывать в новую, неочевидную и контринтуитивную, но научно адекватную, и в этом смысле наивную, простоту. В этом, как мне представляется, метафизическая суть поэзии Гали-Даны Зингер.

Роман Кацман («Артикль» (Тель-Авив), 2017, вып. 36)


Mīļākais tētis pasaulē (Лучший отец на свете)

Einārs Pelšs (Эйнарс Пелшс)

2016

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 72 с. – (Поэзия без границ). – На латышском языке.

Обложка: Kristiāns Pelšs.

ISBN 978-9934-8568-2-2

Об авторе

Эйнарс Пелшс родился в 1960 г. в городе Прейли. Окончил отделение русского языка и литературы Бурятского государственного педагогического университета (1987), в том же году опубликовал первую книгу стихов "Майя" (Maija). Перевёл с русского языка на латышский стихи Игоря Северянина, Николая Гумилёва, Игоря Померанцева, Андрея Сен-Сенькова, Линор Горалик и многих других.

Порой остроумное и безбашенное, порой обескураживающее экспериментаторство — непременный фирменный знак Пелша. Только что вышедшая четвёртая книга поэта — плод этих экспериментов, обернувшийся свежим и своеобразным голосом в современной латышской литературе: это сборник, где практически ни одно стихотворение не мерится мерками традиционной поэзии.

Карлис Вердиньш (Diena, 25.05.2016)

Сборник удивительно насыщенный... потрясающе современно.

Илва Скулте (Punctum, 14.06.2016)

Трудно залезть в голову автора, но приятно представить, что часть из своих необычнейших стихотворений Пэлш создал именно так — забыв, что такое поэзия.

Артис Оступс (Satori, 18.08.2016)


Жизнь и мнения диджея Спинозы

Евгений Осташевский

2016

Перевод с английского на русский Александра Заполя. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 104 с. – (Поэзия без границ). – На английском и русском языках.

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Евгений и Анна Тимерман (фотомонтаж).

ISBN 978-9934-8568-3-9

Об авторе

Евгений Осташевский (Eugene Ostashevsky) родился в 1968 году в Ленинграде, с 1979 г. живёт в США. Защитил в Стэнфордском университете диссертацию, посвящённую понятию нуля в литературе и культуре Ренессанса, преподаёт в Нью-Йорке и Берлине. Опубликовал на английском языке книги стихов Iterature (2005), The life and opinions of DJ Spinoza (2008), Enter Morris Imposternak Pursued by Ironies (2010), перевёл на английский стихотворения Александра Введенского, Даниила Хармса, Дмитрия Голынко.

Александр Заполь родился в 1970 году, живёт в Латвии. Изучал русскую филологию в университетах Тарту и Риги. Один из создателей текст-группы «Орбита». Опубликовал многочисленные переводы современной латышской поэзии, в том числе книги Карлиса Вердиньша Титры (2003), Мартса Пуятса Двухзвёздочные церкви (2005), сборник За нас (2009). Составитель антологии «Латышская/русская поэзия» (2011).

Можно сказать, что Осташевский post-language поэт: те разрывы и трещины в языковой ткани, которые для поэтов поколения Лин Хеджинян и Майкла Палмера свидетельствовали о болезненной неполноте мира, для Осташевского оказываются лишь поводом к ироническому отстранению. Он словно применяет к языковой поэзии гегелевскую процедуру снятия, которая позволяет, с одной стороны, заострить оставшиеся от этой поэзии противоречия, а с другой, представить их в виде голой схемы (как в битве диджея Спинозы и MC Квадратти), обескураживающей, но уже обезвреженной и в чём-то даже уютной.

Кирилл Корчагин («Воздух», 2016, № 2)

Полифоничность или, вернее, стереоэффект возникает не только за счёт многочисленных аллюзий, но и — дополнительно — при параллельном чтении оригинального текста и перевода. Стихам Евгения Осташевского присущ суховатый академический юмор — почтенная англо-американская традиция. Ну и внутренняя свобода сопрягать всё со всем. Вообще умные, весёлые (и грустные, не без этого) стихи.

Мария Галина («Новый мир», 2017, № 3)


Холодно-горячо

Григорий Кружков

2015

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2015. – 72 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Григорий Кружков (фото).

ISBN 978-9934-8568-1-5

Об авторе

Григорий Кружков родился в 1945 году. Окончил физический факультет Томского университета, затем защитил в Колумбийском университете диссертацию о поэзии У. Б. Йейтса. Автор 7 книг стихов, многих книг переводов (Шекспир, Донн, Китс, Дикинсон, Йейтс, Фрост, Стивенс и др.), 5 сборников статей о поэзии и переводе. Лауреат Государственной премии России (2003) и многих других премий, почётный доктор Тринити-колледжа в Дублине.

В этой книге много горечи, но остаётся кружковская способность удивляться. <...> Здесь есть место и игре, склонность к которой всегда счастливо отзывалась в кружковских переводах, и сами новые переводы — из Йейтса, Одена и Монтале.

Лев Оборин («Воздух», 2016, № 1)

Книга стихов знаменитого переводчика — как будто бы герои кэролловской «Алисы» стали соревноваться не просто в сочинении стихов, а в освоении жанров по собраниям сочинений. Принадлежа к почтенному типу поэтических книг-маргиналий, она встраивается в ряд собраний эмблем или эпиграмм, гравюр с диковинами или анатомических атласов — только здесь анатомия эмоций.

Александр Марков («Воздух», 2016, № 1)


Смерть в лучшем смысле этого слова

Игорь Померанцев

2015

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2015. – 72 lpp. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Milena Findeis (фото). Графика в книге: Лидия Стародубцева.

ISBN 978-9934-8568-0-8

Об авторе

Игорь Померанцев родился в 1948 году в Саратове. Вырос в Черновцах, в 1978 году эмигрировал из СССР, живёт в Лондоне и Праге. С 1987 г. ведущий радио «Свобода». Автор 15 книг стихов и малой прозы, а также радиопьес. Лауреат премии имени Вяземского (1996).

Померанцев — мастер ненавязчивого подтекста, поэт свершившегося факта, взятого отнюдь не крупным планом, но происходящего на кромке лирического сюжета и коренным образом меняющего эмоциональную атмосферу и временные координаты мира.

Денис Ларионов («Воздух», 2016, № 1)

Мир Померанцева — это мир людей, и именно отношения людей интересуют его больше всего — настолько, что это приводит к своего рода близорукости в отношении всего остального — природы, культуры, — впрочем, близорукости целебной, помогающей понять, что всё окружающее нас сделано человеческими руками и именно этим ценно.

Кирилл Корчагин («Воздух», 2016, № 1)

Конечно — любовная лирика человека, чья любовь отягощена памятью о других Любовях — и потому знание о том, что и эта любовь конечна, как бы вписано в её историю с самого начала. Но что важнее — отягощена культурной памятью, способностью воспринимать любовь чуть ли не единственно через призму культуры.

Мария Галина («Новый мир», 2017, № 3)


Так это был гудочек

Линор Горалик

2015

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2015. – 64 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Дмитрий Сумин (фото).

ISBN 978-9934-14-555-1

Об авторе

Линор Горалик родилась в 1975 году в Днепропетровске. Живёт в Москве и Тель-Авиве. Автор около 20 книг, в том числе стихов, романов, сказок, комиксов, путеводителей, сборников интервью. Лауреат молодёжной премии «Триумф», премий «Портал» и «Скрипач на крыше».

Человеческое превращается в нечеловеческое, расчеловечивается; или же, напротив, очеловечивается нечеловеческое. Одно трансформируется в другое до полного неразличения. Как результат, читатель строит свою собственную историю именно в силу неопределенности и вариативности посыла, вокруг фигуры умолчания, и, поскольку фигура умолчания здесь — травматические мысли, которых мы инстинктивно стараемся избегать, такой приемоказывается очень эффективен.

Мария Галина («Новый мир», 2015, № 10)

Почти все эти стихи — о смерти. В мире текстов Горалик ее невозможно избежать, она повсюду — и уже приелась, замылилась. Смерть стала житейским делом, и ее можно немного заговорить. Тексты Горалик так и устроены — как смертельные скороговорки, теребящие истрепавшиеся в бахрому края последнего часа. Важно другое: за этим суетливым истерическим ритмом неотступно встает другой — медленное и архаичное течение надгробного плача, поминальной оды.

Игорь Гулин («Коммерсантъ», 11.09.2015)

Эта поэзия — игровая. Она собрана из виртуозно подогнанных друг к другу витражных осколков — культурных архетипов, цитат, профессиональных терминов, оксюморонов, бог знает из чего ещё, неопределённо пригодного в любом другом случае, но здесь пришедшегося как нельзя кстати — и картина вспыхивает так, что хочешь сморгнуть и не смеешь. Прагматика приёма, например, в том, чтобы читатель пошёл за дудочкой, не разбирая дороги, а уж потом опомнился, когда его завели в самую тьму его же собственного отчаяния.

Наталия Санникова («Воздух», 2015, № 3-4)

Почти в каждом стихотворном тексте Горалик — словно по мановению рока — показывает себя деструктивность, имеющая имперсональную природу. Человеческое тело не защищено перед силой, расщепляющей его на атомы (и словно бы прибывшей из школьной модели ада — соединение юности и зла здесь не случайно). Авторская оптика, организующая охваченный пандемией горя мир, предстает то сочувственной, то по-тинейджерски любопытной и основательной.

Денис Ларионов (Colta.ru, 15.07.2015)

Новая книга Линор Горалик — одновременно и о преодолении культурных императивов, и о поиске прописных истин. Мир обрушивается, и в бесконечно замедленную катастрофу вписано частное существование — уязвимое, исключающее саморефлексию, почти безъязыкое. Инфантильная речь оказывается знаком пленённости смертью, а вместе с тем — маркером универсальности этого опыта.

Александр Житенёв («Воздух», 2015, № 3-4)

Линор Горалик выпустила новый сборник стихов. Ныряем в него, как в кроличью нору, — стрелять в воздух внутри крота, корчиться от любви, набивать глотку горем и выворачивать наружу кишки. И всё это будто бы на Плутоне.

Чем запивать: Мозельский рислинг — за смягчение чувств отвечают айва и груши, за жуть и инопланетность — бензольная нотка.

Винный рекомендательный сервис Invisible


Мне не очень

Олег Пащенко

2018

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 56 c. – (Поэзия без границ)

Обложка: Олег Пащенко.

ISBN 978-9934-8708-6-6

Об авторе

Олег Пащенко родился в 1971 году в Москве. Окончил факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ. Работал в области дизайна, в 2002–2010 гг. арт-директор Студии Артемия Лебедева, лауреат ряда премий, в том числе Бронзового Льва Международного фестиваля рекламы «Каннские львы» (2001). Преподаёт в Школе дизайна Высшей школы экономики. Автор дизайна ряда литературных проектов, в том числе книжной серии «Поэзия без границ». Опубликовал книги стихов «Узелковое письмо» (2002) и «Искусство ухода за мертвецами» (2009, с Я. Вишневской).


Ветер по частям

Андрей Черкасов

2018

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 76 c. – (Поэзия без границ)

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Андрей Черкасов (фото).

ISBN 978-9934-8708-2-8

Об авторе

Андрей Черкасов родился в 1987 году в Челябинске, с 2007 года живёт в Москве, окончил Литературный институт. Опубликовал две книги стихов (2012 и 2014, вторая вошла в короткий список Премии Андрея Белого) и два сборника концептуальных текстов (2015, 2018), автор ряда арт-проектов на стыке визуального и вербального. Один из таких проектов, пионерская для России работа с поэтическими блэкаутами, лёг в основу этой книги.

В книге А. Черкасова предположительность сопутствует любому обобщению. Всякая интерпретационная схема разрушает «атомарность» художественного жеста. Блэкауты учат читать, ясно сознавая границы достоверной интерпретации. Вслед за условным субъектом читатель помещен внутрь перформативной речи, посвященной лишь удостоверению и сомнению: «я сплю / я просыпаюсь», «я прямо говорю / сейчас зима / зима». Двуединство высказывания и его отмены составляет здесь самую суть приема.

Александр Житенёв («Цирк "Олимп"+TV», № 29 (62), 6.11.2018)


Четыре года времени

Мария Галина

2018

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 56 с. – (Поэзия без границ)

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Мария Галина (фото), сёстры Фельдман (стрит-арт).

ISBN 978-9934-8708-1-1

Об авторе

Мария Галина родилась в 1958 году в Калинине (Твери), жила в Киеве и Одессе, с 1995 года в Москве. Дебютировала в печати в 1990 году. Автор 6 книг стихов, 15 книг прозы, нескольких книг non-fiction, многочисленных критических статей, переводов поэзии и фантастической прозы с английского и украинского. Лауреат поэтических премий «Anthologia» и «Московский счёт» (2006), премий в области фантастической литературы «Бронзовая улитка», «Портал» и др.

Апокалиптические интонации характерны для творчества Галиной и в целом созвучны настроению эпохи. За ними, однако, нечто более стойкое: “разум и красота”, долг удерживать небо, которое “обрушить мне Кант не велит”, желание покупать туфли-лодочки, пусть на размер меньше, все эти ежедневные дела, в которых люди и народы спасаются в город вечный.

Татьяна Бонч-Осмоловская («Новый мир», 2018, № 6)

В этом и заключается сугубо галинская ирония, ее «парабола»: вернуть непосредственную, даже бытовую точку зрения через скачок в запредельное. В сущности, тут взгляд не «иной», а наивный, но наивный в значении «не осложненный условностью знания». Поэтому он и сближается местами с детскими стихами, со стилизацией фольклора. Можно также толковать это наивное как противоположность сентиментальному, то есть, по Шиллеру, субъективизированному.

Александр Мурашов (Colta, 16.07.2018)


Улыбка Вегенера

Ян Каплинский

2017

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2017. – 72 c. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Ян Каплинский (фото).

ISBN 978-9934-8708-0-4

Об авторе

Ян Каплинский родился в 1941 году в Тарту. С 1965 г. выпустил на эстонском языке 17 книг стихов, 9 книг прозы, 7 книг публицистики, 7 детских книг, многочисленные переводы, а также книгу русских стихов «Белые бабочки ночи» (2014, «Русская премия»). Лауреат Европейской премии по литературе (2016) и многих других наград.

Если в перевод вошло время, перевод уже помогает самому переводчику еще раз сбыться как поэту.

Александр Марков (Блоги «Нового мира», 6.10.2017)

Тексты Каплинского написаны человеком, которому будто бы незачем принимать читателя в расчет. Он не боится высокопарности, банальности, потому что говорит то, что в определенных координатах может быть названо "правдой": вот почти ушедшая жизнь, вот пейзаж, на фоне которого она уходит, вот человеческая история, которая напоминает о себе в мимолетных очертаниях облаков, вот смерть, которую можно встретить легкой, не слишком саркастичной, но и не подобострастной улыбкой.

Игорь Гулин («Коммерсантъ Weekend», №39 (17.11.2017))

Гений точнее большинства современников чувствует, что сейчас самое важное, и не боится это выразить в слове. Читая его, не устаешь изумляться, и хочется, чтобы не им, а именно тобой были написаны его стихи, — самый альтруистический вид литературной зависти. Вот это я и испытывал, оказавшись один на один с «Улыбкой Вегенера».

Игорь Вишневецкий (Colta, 27.12.2017)

Мелкие вещи – большие вещи. За спиной целый мир, и что с ним будет после, автора тоже беспокоит. Он строил то, что казалось важным, но малая случайность может разрушить хрупкое здание, и остановить это разрушение будет некому. Пока же окружающее так же болезненно прекрасно, от него не отвести глаз. Каждое на вид незначительное изменение или переживание может оказаться главным.

Лариса Йоонас («Новые облака», 2018, № 1-2)

С ровными, без повышения голоса, несколько монотонными интонациями, языком до осязаемости конкретных вещей здесь говорится о границах человеческого существования, вообще — о его ограниченности, конечности. О соприкосновении человека и (равнодушного к нему) нечеловеческого. Об истончении — со временем и с возрастом — стен, разделяющих человеческое и внечеловеческое вплоть, наконец, до полного и непредставимого их слияния. Здесь буквально в каждом стихотворении повторяющийся едва ли не ритуально — жест заглядывания за свои пределы, за человеческие пределы вообще.

Ольга Балла («Дружба народов», 2018, № 3.)


Воздушная тревога

Полина Барскова

2017

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2017. – 64 c. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Остап Кинь (фото).

ISBN 978-9934-8568-8-4

Об авторе

Полина Барскова родилась в 1976 году в Ленинграде, с 1999 г. живёт в США, в настоящее время в городе Амхерст. Автор 9 книг стихов, книги прозы «Живые картины», удостоенной Премии Андрея Белого (2015), а также поэтических переводов с английского и украинского языков. Лауреат Первого Всесоюзного конкурса молодых поэтов (1991), конкурса сетевой литературы «Тенёта» (1998), премии «Москва—транзит» (2005).

Новая книга Полины Барсковой — об уже свершившемся, о жизни страсти в мире исполнившихся желаний, крепких, как смерть. «Воздушная тревога» — уже не аллегория, но, скорее, гимн катастрофического обожения: жанр, к которому принадлежат «Стихи о неизвестном солдате» Мандельштама.

Александр Марков (Colta, 2 мая 2017.)

«Воздушная тревога» продолжает тематическую линию, заявленную в нескольких предыдущих поэтических сборниках Барсковой. Это тема истории, олицетворением которой является промежуток между двумя мировыми войнами, становящийся у Барсковой не просто временем, изменившим облик Европы, но моделью человеческого бытия вообще.

Денис Ларионов («Ведомости», № 4413 от 22.09.2017.)

Находясь в ситуации посттрагической культуры, Барскова бросает всё мировое зло в лицо кому-то, возможно — самой литературе, она сосредоточена на страдании и травме, но она не может высказать травму — поскольку в посттрагической культуре утрачена уникальность трагического героя.

Александр Мурашов («Новый мир», 2018, № 1.)

Жалкое слово» и «жестокость, прелесть» создают уникальную оптику, в которой событийный ряд видится в наплыве состоявшегося и не сбывшегося, в единстве предметного и гротескного, в постоянном смещении стилевого регистра. Поэтическая речь стремится к «элементарности», к простоте синтаксического параллелизма, к выявлению смысловых развилок. Аутентичность без целостности — главный результат опытов такого рода.

Александр Житенёв («Воздух», 2017, № 2-3.)

Оптика Барсковой, отказывающаяся видеть водораздел между настоящим и ушедшим, может напрямую сопоставлять себя с умершими (жителями истории) или рассказывать о них голосом соучастника, но в обоих случаях история оказывается не только стихией и окружением речи, и даже не причиной/поводом, но действующим лицом.

Илья Данишевский («Воздух», 2017, № 2-3.)


Стихи из книги и другие стихи

Станислав Львовский

2017

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2017. – 192 c. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Nadja Sveir (фото).

ISBN 978-9934-8568-7-7

Об авторе

Станислав Львовский родился в 1972 году в Москве, в настоящее время работает над диссертацией по истории в Оксфордском университете. Автор 4 книг стихов, 3 книг прозы, романа (в соавторстве с Л. Горалик), переводов современной поэзии (в т. ч. Ч. Буковски и Л. Коэна), статей и эссе о литературе. Малая премия «Московский счёт» (2003), премия имени Евгения Туренко за влияние на новое поэтическое поколение (2016).

Изменения в поэзии Львовского легче всего описать как метаморфозу зрения — от близорукости к дальнозоркости: от непредставимости мира вне опыта конкретной жизни к большой истории в самом широком ее понимании. Истории даже не страны, народа, общества, а всего времени целиком — грандиозной тектонической катастрофы, участники которой даже необязательно люди, а, например, зайцы, единороги, другие животные. Или же просто анонимные голоса, пытающиеся отхватить себе хоть обрывок языка — выбормотать, вымычать скорее, чем высказать свое присутствие в тысячелетнем катаклизме.

Игорь Гулин («Коммерсантъ Weekend», №13 от 21.04.2017, стр. 47.)

Многоголосие — не просто попытка с разных сторон охватить происходящее, которому в одно-единственное понимание не вместиться, — хотя, конечно, и это тоже. Оно, в ситуации, когда более уместными, чем речь, кажутся «фигуры умолчания и растерянности», — усилие освоить новые пределы слова, пересмотреть его прежние возможности и невозможности.

Ольга Балла (Радио «Свобода», 13.09.2017.)

В этих стихах содержится столько, что, прочитав Львовского, можно уже и не открывать большую часть современных поэтов. По крайней мере их можно порекомендовать тому, кто хотел бы понять, что такое современная русская поэзия.

Анна Голубкова («Новый мир», 2018, № 2.)

Книга Станислава Львовского, объединившая несколько циклов и больших композиций, исследует катарсис как проблему. Что бывает, когда мы возвращаемся к знакомому, или видим привычное, или получаем ожидаемое, — поэтическая книга показывает, что автоматические реакции ошибочны, даже если похожи на катарсис, на вздох облегчения; но и остранение — только одна из функций поэтической речи.

Александр Марков («Воздух», 2017, № 2-3.)

Письмо после Львовского как бы должно отталкиваться от признания, что оно не просто наследует, но скорее обживает то, что было обжито Львовским-поэтом (теперь уже таким же бескомпромиссным, как Львовский-человек и/или публицист).

Илья Данишевский («Воздух», 2017, № 2-3.)


Смерть смотреть

Игорь Булатовский

2016

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 96 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн).

ISBN 978-9934-8568-6-0

Об авторе

Игорь Булатовский родился в 1971 году в Ленинграде, окончил исторический факультет одного из местных университетов и живёт в Санкт-Петербурге поныне, работая в Издательстве Ивана Лимбаха. Он завоевал профессиональное признание как переводчик работой со стихами Поля Верлена и с произведениями межвоенных авторов, писавших на идише. Собственная поэзия Булатовского была отмечена премией Губерта Бурды для молодых поэтов Восточной Европы (2005). Настоящая книга — восьмой сборник стихов Булатовского с 1995 года.

Речь оказывается не только утешительницей, спасительницей, но и предательницей, поскольку, обозначая, означая смерть, она как бы привносит её в бессловесную природу.

Мария Галина («Новый мир», 2017, № 3)

Может быть, именно знание о том, что связь с источником света возможна, позволяет Булатовскому и в этой полной тяжёлых смыслов книге создавать легчайшие, запоминающиеся с лёту стихотворения, которые хочется цитировать на главном месте.

Лев Оборин («Воздух», 2017, № 1)

Этот воинственный мальчик замахивается на многие предельные вещи и требует от читателя сосредоточиться и ответить, как на последнем суде. В этой части спектра Булатовский безжалостный пантократор, хранитель и вершитель времени. С другой стороны, он и забавный шаман-шарлатан, чья воля милосердна и сомнительна, чьи чары крепки, но произвольны и конечны.

Пётр Разумов («Воздух», 2017, № 1)


Взмах и взмах

Гали-Дана Зингер

2016

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 56 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Гали-Дана Зингер (фото).

ISBN 978-9934-8568-5-3

Об авторе

Гали-Дана Зингер, поэт и переводчик, родилась в 1962 году в Ленинграде и с 1988 года живёт в Израиле. Её поэзия на иврите вышла тремя книгами и была удостоена премии премьер-министра Израиля в 2004 году, её переводы русской поэзии на иврит включают произведения Александра Введенского, Иосифа Бродского, Дмитрия А. Пригова и других авторов. Зингер также перевела на русский язык ряд произведений современных американских и израильских поэтов. С начала 1990-х гг. она выступала как соредактор нескольких русскоязычных литературных журналов (вместе со своим мужем прозаиком Некодом Зингером). Настоящая книга — седьмой сборник стихов Зингер на русском языке.

Читатель сталкивается с речью, словно бы наслаждающейся собственной гибкостью и глубиной и потому уже почти совсем непрозрачной — не сложной или зашифровываемой, а принципиально неразгадываемой. Эта неразгадываемость — пожалуй, определяющие свойство стихов Зингер, доверяющей языку, может быть, больше любого другого из современных поэтов.

Кирилл Корчагин («Воздух», 2016, № 3-4)

Современный читатель, как бы он ни был интеллектуально пассивен, — уже искушён, его поле познания уже содержит в себе различные культурные отсылки, хотя бы на языковом уровне. Этот наш и ничей язык, сознательно или нет, хочет освобождаться, разрушаясь. Зингер очень внимательно и аккуратно работает с этим полем обломков, выборочно проявляя не сами эти оборванные речевые сущности, а их склонность обрываться и (не)случайно склеиваться.

Екатерина Захаркив («Воздух», 2016, № 3-4)

Поэзия книги — поэзия не обмена впечатлениями, а обмена экзистенциальными состояниями: весят ли впечатления от слов столько же, сколько впечатления от воспоминаний, или бедствия природы — столько же, сколько бедствия человеческого существования. Чтобы это было не сравнением, не взвешиванием, а обменом, и нужен срывающийся язык, сливающиеся слова, как движение пули при выстреле сливается в одну полосу.

Александр Марков («Воздух», 2016, № 3-4)

Хищная и сочная, вещная и точная, одновременно природная и перенасыщенная культурной памятью, эта речь разрослась до размеров целого мира, лепит мир из самой себя, и он получается завораживающе убедительным.

Ольга Балла («Еврейская панорама», № 31 (53), январь 2017.)

...немецкая готическая баллада, английская романтическая баллада, но в условиях пост-ядерного исторического времени, в напряжённом ожидании катастрофы... Оговорки, захлёбывающаяся речь. Почти глоссолалия — в том же предположении, что исторический момент не предполагает будущего и надо успеть высказать всё здесь и сейчас в как можно более уплотнённом, заархивированном виде.

Мария Галина («Новый мир», 2017, № 3)

Сегодня жизнь — это кажущееся парадоксальным, но таковым не являющееся, единство системности и самоорганизации, структурности и непредсказуемости, другими словами, очевидной сложности и неочевидной синергии, способной таковую сложность преобразовывать в новую, неочевидную и контринтуитивную, но научно адекватную, и в этом смысле наивную, простоту. В этом, как мне представляется, метафизическая суть поэзии Гали-Даны Зингер.

Роман Кацман («Артикль» (Тель-Авив), 2017, вып. 36)


Холодно-горячо

Григорий Кружков

2015

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2015. – 72 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Григорий Кружков (фото).

ISBN 978-9934-8568-1-5

Об авторе

Григорий Кружков родился в 1945 году. Окончил физический факультет Томского университета, затем защитил в Колумбийском университете диссертацию о поэзии У. Б. Йейтса. Автор 7 книг стихов, многих книг переводов (Шекспир, Донн, Китс, Дикинсон, Йейтс, Фрост, Стивенс и др.), 5 сборников статей о поэзии и переводе. Лауреат Государственной премии России (2003) и многих других премий, почётный доктор Тринити-колледжа в Дублине.

В этой книге много горечи, но остаётся кружковская способность удивляться. <...> Здесь есть место и игре, склонность к которой всегда счастливо отзывалась в кружковских переводах, и сами новые переводы — из Йейтса, Одена и Монтале.

Лев Оборин («Воздух», 2016, № 1)

Книга стихов знаменитого переводчика — как будто бы герои кэролловской «Алисы» стали соревноваться не просто в сочинении стихов, а в освоении жанров по собраниям сочинений. Принадлежа к почтенному типу поэтических книг-маргиналий, она встраивается в ряд собраний эмблем или эпиграмм, гравюр с диковинами или анатомических атласов — только здесь анатомия эмоций.

Александр Марков («Воздух», 2016, № 1)


Смерть в лучшем смысле этого слова

Игорь Померанцев

2015

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2015. – 72 lpp. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Milena Findeis (фото). Графика в книге: Лидия Стародубцева.

ISBN 978-9934-8568-0-8

Об авторе

Игорь Померанцев родился в 1948 году в Саратове. Вырос в Черновцах, в 1978 году эмигрировал из СССР, живёт в Лондоне и Праге. С 1987 г. ведущий радио «Свобода». Автор 15 книг стихов и малой прозы, а также радиопьес. Лауреат премии имени Вяземского (1996).

Померанцев — мастер ненавязчивого подтекста, поэт свершившегося факта, взятого отнюдь не крупным планом, но происходящего на кромке лирического сюжета и коренным образом меняющего эмоциональную атмосферу и временные координаты мира.

Денис Ларионов («Воздух», 2016, № 1)

Мир Померанцева — это мир людей, и именно отношения людей интересуют его больше всего — настолько, что это приводит к своего рода близорукости в отношении всего остального — природы, культуры, — впрочем, близорукости целебной, помогающей понять, что всё окружающее нас сделано человеческими руками и именно этим ценно.

Кирилл Корчагин («Воздух», 2016, № 1)

Конечно — любовная лирика человека, чья любовь отягощена памятью о других Любовях — и потому знание о том, что и эта любовь конечна, как бы вписано в её историю с самого начала. Но что важнее — отягощена культурной памятью, способностью воспринимать любовь чуть ли не единственно через призму культуры.

Мария Галина («Новый мир», 2017, № 3)


Так это был гудочек

Линор Горалик

2015

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2015. – 64 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Дмитрий Сумин (фото).

ISBN 978-9934-14-555-1

Об авторе

Линор Горалик родилась в 1975 году в Днепропетровске. Живёт в Москве и Тель-Авиве. Автор около 20 книг, в том числе стихов, романов, сказок, комиксов, путеводителей, сборников интервью. Лауреат молодёжной премии «Триумф», премий «Портал» и «Скрипач на крыше».

Человеческое превращается в нечеловеческое, расчеловечивается; или же, напротив, очеловечивается нечеловеческое. Одно трансформируется в другое до полного неразличения. Как результат, читатель строит свою собственную историю именно в силу неопределенности и вариативности посыла, вокруг фигуры умолчания, и, поскольку фигура умолчания здесь — травматические мысли, которых мы инстинктивно стараемся избегать, такой приемоказывается очень эффективен.

Мария Галина («Новый мир», 2015, № 10)

Почти все эти стихи — о смерти. В мире текстов Горалик ее невозможно избежать, она повсюду — и уже приелась, замылилась. Смерть стала житейским делом, и ее можно немного заговорить. Тексты Горалик так и устроены — как смертельные скороговорки, теребящие истрепавшиеся в бахрому края последнего часа. Важно другое: за этим суетливым истерическим ритмом неотступно встает другой — медленное и архаичное течение надгробного плача, поминальной оды.

Игорь Гулин («Коммерсантъ», 11.09.2015)

Эта поэзия — игровая. Она собрана из виртуозно подогнанных друг к другу витражных осколков — культурных архетипов, цитат, профессиональных терминов, оксюморонов, бог знает из чего ещё, неопределённо пригодного в любом другом случае, но здесь пришедшегося как нельзя кстати — и картина вспыхивает так, что хочешь сморгнуть и не смеешь. Прагматика приёма, например, в том, чтобы читатель пошёл за дудочкой, не разбирая дороги, а уж потом опомнился, когда его завели в самую тьму его же собственного отчаяния.

Наталия Санникова («Воздух», 2015, № 3-4)

Почти в каждом стихотворном тексте Горалик — словно по мановению рока — показывает себя деструктивность, имеющая имперсональную природу. Человеческое тело не защищено перед силой, расщепляющей его на атомы (и словно бы прибывшей из школьной модели ада — соединение юности и зла здесь не случайно). Авторская оптика, организующая охваченный пандемией горя мир, предстает то сочувственной, то по-тинейджерски любопытной и основательной.

Денис Ларионов (Colta.ru, 15.07.2015)

Новая книга Линор Горалик — одновременно и о преодолении культурных императивов, и о поиске прописных истин. Мир обрушивается, и в бесконечно замедленную катастрофу вписано частное существование — уязвимое, исключающее саморефлексию, почти безъязыкое. Инфантильная речь оказывается знаком пленённости смертью, а вместе с тем — маркером универсальности этого опыта.

Александр Житенёв («Воздух», 2015, № 3-4)

Линор Горалик выпустила новый сборник стихов. Ныряем в него, как в кроличью нору, — стрелять в воздух внутри крота, корчиться от любви, набивать глотку горем и выворачивать наружу кишки. И всё это будто бы на Плутоне.

Чем запивать: Мозельский рислинг — за смягчение чувств отвечают айва и груши, за жуть и инопланетность — бензольная нотка.

Винный рекомендательный сервис Invisible


Бледные господа с чашечкой кофе в руках

Герта Мюллер

2018

Перевод с немецкого на русский Бориса Шапиро. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 216 с. – (Поэзия без границ). – На немецком и русском языках.

Обложка: Олег Пащенко (дизайн серии), Глеб Симонов (дизайн книги), Сэмюэл Кравитт (фото).

ISBN 978-9934-8708-5-9

Об авторе

Герта Мюллер (Herta Müller) родилась в 1953 году в Румынии, окончила университет в Тимишоаре. В 1987 г. эмигрировала в Германию, была приглашённым профессором в университетах Касселя, Тюбингена и Берлина. Начиная с 1982 года опубликовала 20 книг прозы, 2 сборника эссе и 6 книг стихов (пять на немецком языке и одну на румынском). Лауреат более чем 35 литературных премий, в том числе Нобелевской (2009).

Борис Шапиро родился в 1944 году, окончил физический факультет Московского университета. С 1975 г. живёт в Германии, работал в научных учреждениях Регенсбурга и Ройтлингена, с 1995 г. в Берлине. Опубликовал пять книг стихов на русском языке и две на немецком, выступал как переводчик поэзии Фридриха Гёльдерлина, Пауля Целана и др.

Как и романы Мюллер, это тексты с изысканными метафорами, тонкими созвучиями и ритмическими колебаниями, изящными парадоксами. Как и романы, они в основном рассказывают о маленьких катастрофах внутри больших катастроф: о том, как общество убивает, рассекает человека — кромсает его на куски. Как и с романами, тут возникает вопрос: как человек способен выразить этот чудовищный опыт в текстах настолько красивых?

Игорь Гулин («Коммерсантъ–Weekend», №34 от 05.10.2018, стр. 34.)

Книга «Бледные господа с чашечкой кофе в руках» (2005) в переводе Бориса Шапиро открывает нам ироничную Герту Мюллер: девочка из плодово-ягодного сада родителей выросла и теперь наблюдает за видовым разнообразием мужского мира. Много бытовых деталей и реалий, штрихи резче, выражения жестче, кругозор шире: политическое больше не маскируется за недоуменными метафорами, о нем говорится прямо, чаще с сарказмом.

Вера Котелевская («Волга», № 11-12 (2018))

Если подыскивать этим стихам отдаленные русские аналоги, первым делом на ум приходит поэзия обэриутской линии... Но стихи-коллажи Мюллер сообщают нам все же о другом опыте — узнаваемом, но будто бы полускрытом за экраном чужого языка. Хорошо, что это ощущение «полускрытости» удалось передать в переводах.

Лев Оборин («Горький», 22.11.2018.)


Как даме жить в пучке волос

Герта Мюллер

2018

Перевод с немецкого на русский Алёши Прокопьева. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 216 с. – (Поэзия без границ). – На немецком и русском языках.

Обложка: Олег Пащенко (дизайн серии), Глеб Симонов (дизайн книги), Ричард Олборн (фото).

ISBN 978-9934-8708-4-2

Об авторе

Герта Мюллер (Herta Müller) родилась в 1953 году в Румынии, окончила университет в Тимишоаре. В 1987 г. эмигрировала в Германию, была приглашённым профессором в университетах Касселя, Тюбингена и Берлина. Начиная с 1982 года опубликовала 20 книг прозы, 2 сборника эссе и 6 книг стихов (пять на немецком языке и одну на румынском). Лауреат более чем 35 литературных премий, в том числе Нобелевской (2009).

Алёша Прокопьев родился в 1957 году в Чебоксарах, окончил отделение истории искусств Московского университета. Долгое время работал сторожем, затем преподавал поэтический перевод в Литературном институте. Опубликовал три книги стихов и множество переводов, в том числе отдельные издания стихотворений Р. М. Рильке, Георга Тракля, Андреаса Грифиуса и Пауля Целана. В 2010 году удостоне Премии Андрея Белого в номинации «перевод».

Как и романы Мюллер, это тексты с изысканными метафорами, тонкими созвучиями и ритмическими колебаниями, изящными парадоксами. Как и романы, они в основном рассказывают о маленьких катастрофах внутри больших катастроф: о том, как общество убивает, рассекает человека — кромсает его на куски. Как и с романами, тут возникает вопрос: как человек способен выразить этот чудовищный опыт в текстах настолько красивых?

Игорь Гулин («Коммерсантъ–Weekend», №34 от 05.10.2018, стр. 34.)

Книга «Как даме жить в пучке волос» подыгрывает жанру детской считалочки, складно ритмизируя и рифмуя воспоминания детства с напускной прохладцей взрослой героини, которой будто бы всё по плечу – любая боль, любая мерзость и – по соседству с ней – до животного беспорочная радость. Здесь хороша игра масштабами: сердцебиенье улитки и товарные составы, папины усы и «плащ истории» метонимически, по законам сна и всеядного детского воображения, подогнаны друг к другу.

Вера Котелевская («Волга», № 11-12 (2018))

Если подыскивать этим стихам отдаленные русские аналоги, первым делом на ум приходит поэзия обэриутской линии... Но стихи-коллажи Мюллер сообщают нам все же о другом опыте — узнаваемом, но будто бы полускрытом за экраном чужого языка. Хорошо, что это ощущение «полускрытости» удалось передать в переводах.

Лев Оборин («Горький», 22.11.2018.)


Человек без книги

Дэвид Шапиро

2017

Перевод с английского на русский Гали-Даны Зингер. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2017. – 64 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Гали-Дана Зингер (фото).

ISBN 978-9934-8568-9-1

Об авторе

Дэвид Шапиро родился в 1947 году в Ньюарке, живёт в Нью-Йорке. Автор 11 книг стихов, монографий о Джоне Эшбери, Джаспере Джонсе, Пите Мондриане, поэтических переводов с испанского. Лауреат премии Gotham Book Mart за авангардную поэзию и др.

Гали-Дана Зингер, поэт и переводчик, родилась в 1962 году в Ленинграде и с 1988 года живёт в Израиле. Её поэзия на иврите вышла тремя книгами и была удостоена премии премьер-министра Израиля в 2004 году, её переводы русской поэзии на иврит включают произведения Александра Введенского, Иосифа Бродского, Дмитрия А. Пригова и других авторов. По-русски Зингер опубликовала семь поэтических сборников, она также перевела на русский язык ряд произведений современных американских и израильских поэтов. С начала 1990-х гг. она выступала как соредактор нескольких русскоязычных литературных журналов (вместе со своим мужем прозаиком Некодом Зингером).

Поэт мыслит парадоксальными сочетаниями предметов, красок и форм, прихотливой персональной геометрией и стереометрией. При этом он антропоцентричен и дерзко-демиургичен в духе авангардных искусств первых десятилетий прошлого века. Его речь многому научилась у живописи, которой автор занимается как исследователь.

Ольга Балла («Воздух», 2018, № 36.)


Всё зависит только от нас

Сергей Жадан

2016

Перевод с украинского на русский Полины Барсковой, Игоря Белова, Станислава Бельского, Марии Галиной, Дмитрия Кузьмина, Игоря Сида, Бориса Херсонского, Алексея Цветкова, Андрея Щетникова. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 128 с. – (Поэзия без границ).

Обложка: Олег Пащенко (дизайн и фото).

ISBN 978-9934-8568-4-6

Об авторе

Сергей Жадан (Сергій Жадан) родился в 1974 году в Старобельске Луганской области, окончил Харьковский университет, защитил диссертацию, посвящённую творчеству классика украинской авангардной поэзии Михайля Семенко. Опубликовал на украинском языке около 30 книг стихов и прозы, а также переводы из Пауля Целана, Чеслава Милоша, Чарльза Буковски, современных немецких и русских поэтов. Выпустил также несколько альбомов со своими стихами, исполняемыми в сопровождении рок-группы. Лауреат ряда национальных и международных премий, включая центральноевропейскую литературную премию «Angelus» (2015).

Ранние стихи Жадана — очень американские по интонации верлибры. Постсоветская Украина сама разыгрывается как своего рода новая Америка — романтическая страна страстей и возможностей с гангстерами, сектантами, наркотиками и огромным простором, по которому поэт странствует неприкаянным битником, выслушивающим истории случайных встречных. Однако постепенно эта расслабленная позиция сменяется в стихах Жадана громким ритмом солидарности, сочинением почти что маршей, собиранием рассеянных голосов в тело народа и говорением от лица этого тела.

Игорь Гулин (Коммерсантъ Weekend, 2016, №30 (9 сентября))

Эта поэзия, переполненная едва ли не всей состоявшейся до неё историей, обломками её горького опыта, — всё-таки поэзия нового, после многих крушений, начала мира. Это упрямая, сильная поэзия молодого народа, у которого всё ещё впереди.

Ольга Балла (Colta, 1 ноября 2016.)

Его революционному гуманизму свойственна известная жестокость <...>, но этот же гуманизм способен дарить надежду, маня утопическим горизонтом всех тех, кто готов его разделить. Именно утопический горизонт и делает поэзию Жадана столь привлекательной, объединительной для постсоветского пространства.

Кирилл Корчагин («Воздух», 2016, № 3-4)

Жадан, несомненно, награждён, скорее, эпическим дарованием, он преобразовывает совсем не романтичную действительность в новую мифологию, в новый эпос, в описание приключений и похождений новых героев. Причём это именно такой эпос, который только и возможен в наше время, – чуть ироничный, чуть отстранённый. Это именно такие герои, которые только и бывают в наше время, – безымянные, лишённые личностных признаков, действующие массой, толпой, в самом крайнем случае маленькими гомогенными группами.

П. И. Филимонов («Новые облака» (Эстония), 2017, № 1-2)

Жадан пишет о нашей жизни, попирающей нашу смерть. Как учатся ходить после аппарата Илизарова — учиться говорить, освобождаясь, вынимая из речи металлические спицы, через боль, отчаяние, ложную безнадёжность, нелепое косноязычие и равный трусости стыд.

Анна Грувер («Новый мир», 2017, № 5)


Жизнь и мнения диджея Спинозы

Евгений Осташевский

2016

Перевод с английского на русский Александра Заполя. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 104 с. – (Поэзия без границ). – На английском и русском языках.

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Евгений и Анна Тимерман (фотомонтаж).

ISBN 978-9934-8568-3-9

Об авторе

Евгений Осташевский (Eugene Ostashevsky) родился в 1968 году в Ленинграде, с 1979 г. живёт в США. Защитил в Стэнфордском университете диссертацию, посвящённую понятию нуля в литературе и культуре Ренессанса, преподаёт в Нью-Йорке и Берлине. Опубликовал на английском языке книги стихов Iterature (2005), The life and opinions of DJ Spinoza (2008), Enter Morris Imposternak Pursued by Ironies (2010), перевёл на английский стихотворения Александра Введенского, Даниила Хармса, Дмитрия Голынко.

Александр Заполь родился в 1970 году, живёт в Латвии. Изучал русскую филологию в университетах Тарту и Риги. Один из создателей текст-группы «Орбита». Опубликовал многочисленные переводы современной латышской поэзии, в том числе книги Карлиса Вердиньша Титры (2003), Мартса Пуятса Двухзвёздочные церкви (2005), сборник За нас (2009). Составитель антологии «Латышская/русская поэзия» (2011).

Можно сказать, что Осташевский post-language поэт: те разрывы и трещины в языковой ткани, которые для поэтов поколения Лин Хеджинян и Майкла Палмера свидетельствовали о болезненной неполноте мира, для Осташевского оказываются лишь поводом к ироническому отстранению. Он словно применяет к языковой поэзии гегелевскую процедуру снятия, которая позволяет, с одной стороны, заострить оставшиеся от этой поэзии противоречия, а с другой, представить их в виде голой схемы (как в битве диджея Спинозы и MC Квадратти), обескураживающей, но уже обезвреженной и в чём-то даже уютной.

Кирилл Корчагин («Воздух», 2016, № 2)

Полифоничность или, вернее, стереоэффект возникает не только за счёт многочисленных аллюзий, но и — дополнительно — при параллельном чтении оригинального текста и перевода. Стихам Евгения Осташевского присущ суховатый академический юмор — почтенная англо-американская традиция. Ну и внутренняя свобода сопрягать всё со всем. Вообще умные, весёлые (и грустные, не без этого) стихи.

Мария Галина («Новый мир», 2017, № 3)


Kosmiskais prospekts (Космический проспект)

Gaļina Rimbu (Галина Рымбу)

2018

Перевод с русского на латышский Эйнара Пелша, Арвиса Вигулса, Дайниса Дейгелиса. – Ozolnieki : Literature Without Borders, 2018. – 96 с. – (Поэзия без границ). – На русском и латышском языках.

Обложка: Олег Пащенко (дизайн), Андрей Черкасов (фотомонтаж).

ISBN 978-9934-8708-3-5

Об авторе

Галина Рымбу родилась в 1990 году в Омске, окончила Литературный институт в Москве, живёт в Санкт-Петербурге. В 2010 году получила главную премию нижегородского фестиваля «Молодой литератор» в поэтической номинации. В 2014 году издана первая книга стихов «Передвижное пространство переворота», сборник стихопрозы «Время земли» вышел в 2018 году в Украине; книга стихов Рымбу «Белый хлеб» (White Bread) издана по-английски в Нью-Йорке. Принимала участие во многих поэтических фестивалях, координатор Российской недели молодой поэзии (2013) и премии Аркадия Драгомощенко для молодых поэтов (с 2014 г.). В 2017 году стала лауреатом первого трёхъязычного фестиваля «Поэзия без границ» в Риге.

Параллельно будто бы наивной фиксации положения вещей задаются провокативные вопросы, разворачиваются диалоги — говорящего с самим собой, но и с читателями, слушателями, даже с теми, кто никогда со стихами Рымбу не столкнётся. Даже в самых простых приёмах это поэзия образованного и знающего человека, который не только рефлексирует по поводу конкретного опыта в локальном контексте, но и отдаёт себе отчёт в проблемных явлениях (скажем, в отношениях между тоталитарным режимом и остальным миром).

Анна Аузиня (“Punktum”, 21.08.2018)


Mīļākais tētis pasaulē (Лучший отец на свете)

Einārs Pelšs (Эйнарс Пелшс)

2016

Ozolnieki : Literature Without Borders, 2016. – 72 с. – (Поэзия без границ). – На латышском языке.

Обложка: Kristiāns Pelšs.

ISBN 978-9934-8568-2-2

Об авторе

Эйнарс Пелшс родился в 1960 г. в городе Прейли. Окончил отделение русского языка и литературы Бурятского государственного педагогического университета (1987), в том же году опубликовал первую книгу стихов "Майя" (Maija). Перевёл с русского языка на латышский стихи Игоря Северянина, Николая Гумилёва, Игоря Померанцева, Андрея Сен-Сенькова, Линор Горалик и многих других.

Порой остроумное и безбашенное, порой обескураживающее экспериментаторство — непременный фирменный знак Пелша. Только что вышедшая четвёртая книга поэта — плод этих экспериментов, обернувшийся свежим и своеобразным голосом в современной латышской литературе: это сборник, где практически ни одно стихотворение не мерится мерками традиционной поэзии.

Карлис Вердиньш (Diena, 25.05.2016)

Сборник удивительно насыщенный... потрясающе современно.

Илва Скулте (Punctum, 14.06.2016)

Трудно залезть в голову автора, но приятно представить, что часть из своих необычнейших стихотворений Пэлш создал именно так — забыв, что такое поэзия.

Артис Оступс (Satori, 18.08.2016)